У костра. 1997 год.

У костра. 1997 год.

Ночь выдалась долгая. Вечером казалось, что за нескончаемыми ленивыми разговорами время пройдет быстро, скользнув тёмным крылом по вершинам деревьев. Но… время обмануло, не пожелало промчаться спринтером мимо, а напротив, прилегло у костра, затормозив свой бег и не торопилось свертывать черное покрывало темноты.
Утомленные рыбаки уже совсем перестали разговаривать, исчерпав все темы бесед и лишь изредка сердито переглядывались друг на друга, точно желая упрекнуть: «Ну вот, это ты во всем виноват.»
Однако никто не ронял слов, ограничиваясь недовольным хмыканьем… Что-то не склеилась рыбалка в эту ночь, одарила только сухостью в горле и усталостью. Хорошо хоть мерзнуть не пришлось — тепло мягко струилось над головами, качая листья; а костер прогрел землю, дав возможность спокойно сидеть на притоптанной траве, в окружении разбросанной яичной скорлупы и проржавевших консервных банок.
Вообще-то островок этот был излюбленным местом отдыха горе-рыбаловов и бедной студенческой молодежи, поэтому наличие мусора в виде пустых бутылок, драных целофановых пакетов и даже поломанных детских игрушек никого не удивляло. В целом этой дряни было не то чтоб очень уж много, что давало рыбакам возможность чувствовать себя вольготно и даже уютно.
У берега мерно колыхалась деревянная лодка с вынутыми из уключин веслами, надежно прихваченная крепкой веревкой к склонившей над водой свою отчасти поредевшую шевелюру иве. С противоположной стороны островка лежали оставленные с вечера удочки. К, сожалению вся наживка давно уже была объедена с крючков и лишь на одном сиротливо застрял крошечный ершик, в тоске ожидавший своего конца.
Темная вода отражала безоблачное небо с тысячами звезд и отбрасывала редкие блики, тонувшие в пробегающей по поверхности озера дрожи. На  мгновение из глубины возникла стая мальков и тотчас же стремительно скрылась, никем не замеченная. Впрочем, и замечать, пожалуй было некому — двое сидящих у костра клевали носом, с трудом отгоняя дремоту, третий же — Сергей Иванович Поляковский, учитель русского языка в средней школе, именно в этот момент потянулся к карману за помятой пачкой «Беломорканала». Покрутив в пальцах папиросу, Сергей Иванович чиркнул спичкой и, на миг освятил свой орлиный профиль крошечным пляшущим огоньком. Первая затяжка.
«У костра от спички не прикуривают,» — вспомнился ему туристский афоризм, — «Постоянно забываю.» Он откинулся назад, и, опершись спиной о ствол сосны, повозился немного, уютнее устраиваясь на своем — заслуженном ватнике. Удобная поза никак не находилась… Тогда Сергей Иванович вытянул ноги в болотных сапогах к огню и зачем-то стянул с лысеющей головы кепку. Повертев в руках это произведение мастеров шляпного дела, он досадливо отложил ее в сторону и потянул к себе старенький приемник «Альпинист». «Вроде бы должны уже начаться первые передачи», — лениво подумал Сергей Иванович, поворачивая регулятор громкости. Тишина огласилась хрипом помех, приятели — коллеги по работе — встрепенулись, но тут же вновь поникли головами, не в силах одолеть дремотного состояния. Отхрипевшись, «Альпинист» принялся бодрым голосом вещать о перевыполнении плана шахтерами на Донбасе, и о пламенном поздравлении их Генеральным секретарем ЦК КПСС Леонидом Ильичем Брежневым. Затем радио заговорило о достижениях и новых спортивных рекордах на проходящей в Москве Олимпиаде.
Под бодрый дикторский голос Сергею Ивановичу почему-то вспомнилась похожая на сегодняшнюю ночь девяностого года. «Подумать только — десять лет!» Тогда его приемник «Грюндиг», купленный в девяносто седьмом, с волнением в голосе ведущего программу диктора, вещал о перебоях в снабжении продовольствием в некоторых регионах страны и о том, что это вызывает резкую озабоченность Президента СССР Михаила Сергеевича Горбачева. А годом раньше — ГКЧП, распад державы… В девяносто третьем — расстрел парламента, Чечня… Да, сколько воды утекло с тех пор, а воспоминания  по-прежнему остаются свежими. Тогда творилось такое… Но слава Богу, все уже позади!
«Оглядываясь на прошлое из восьмидесятого, — думал Сергей Иванович, — Я уверен — этого больше не повториться, люди просто не допустят».
Тем временем радио стало передавать «Зорьку». Сергей Иванович взглянул на часы… «Э-э, да сейчас светать начнет.» Надев кепку, он медленно поднялся, и растолкал товарищей: — Ну, вставайте, отдохнули, и хватит, сейчас самый клев начнется.
Рыбаки, сладко потягиваясь, направились к удочкам. Шедший немного впереди Сергей Иванович вдруг остановился и повернул назад, чтобы залить костер и выключить радио. Затем, вобрав в легкие свежий утренний воздух, он любовно оглядел окрестности и направился проверять донки…
По воде стелился туман. Светало.

1990-1997 гг. Таллин

Написан рассказ в 1990 году. Доработан в 1997-м. Есть и вторая его версия, написанная совместно с Александром Ревшецем. Первоначально опубликованная на Proza.ru

У костра. 1997 год.: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *