КОСМИЧЕСКИЙ КОРАБЛЬ

КОСМИЧЕСКИЙ КОРАБЛЬ

«Hиктo нe знaeт, чтo мoй дoм лeтaeт.
B нeм opyщиe дeти и плaчyщий пec.
Hиктo нe знaeт, чтo мoй дoм лeтaeт…
O, тoлькo бы вeтep дaлeкo нe yнec!»
Вероника Долина

Я счастливый человек! У меня полно друзей, хорошие родители и любимый город, в котором я живу. Мне уже десять лет, и я считаю себя вполне взрослым. В сентябре я пойду в третий класс, ну а пока лето, мои вторые каникулы, которые я весело провожу во дворе со своими друзьями. Родители хотели отправить меня в пионерлагерь, но мне больше хочется остаться во дворе. В лагере больше ребят, новые знакомства и расписанные по плану приключения. Мне такой отдых не нравиться. Во-первых, я буду скучать по дому и своим любимым друзьям, а во-вторых, я терпеть не могу, чтобы за меня решали, когда я буду спать, когда ходить в лес, а когда играть. Мне не нравиться, когда меня учат, как и что надо делать, ведь я уже почти совсем взрослый. Ну, разве что родители могут мне что-то приказывать. Один раз я уже был в пионерлагере, выдержать до конца смены было очень тяжело. Ребята там все были какие то неинтересные, и я сдружившись только с одним нормальным мальчишкой, проходил всю смену по территории, несколько раз искупался в речке, ну и убегал без разрешения в лес. В общем в лагере — полная ерунда!
Но это лето я провожу в городе! Тут все мое, родное. Своих друзей я знаю уже долгие годы, все эти ребята испытанные и надежные, с ними можно хоть в огонь хоть в воду. Не подведут, и в беде не оставят. Вот и сейчас я выбегаю из подъезда в теплый воздух солнечного двора. В руках у меня только что купленный автомат, есть повод похвастаться перед другими. Такого оружия, как у меня, нет ни у кого. У остальных ребят только пистолеты, но пистолеты тоже хорошие, сделаны как настоящие, и с ними просто приятно играть. В дальнем конце двора все мои друзья стоят полукругом, в центре Рыжий Коля, он что-то возбужденно рассказывает остальным. Рыжему Коле только пять лет, и он в нашу компанию не входит, обычно он играет с другой малышней своего возраста. Со взрослыми ему делать нечего, но тут он стоит среди других и о чем-то увлеченно рассказывает, очень странно, чем он смог привлечь к себе внимание? Мое появление с новым оружием воспринимается, но не очень восторженно, все внимание устремлено на Колю.
Длинный Сергей, быстро вводит меня в курс дела:
— Рыжий Коля инопланетян сегодня видел, настоящих!
Ух! Если это так, то эта новость, разумеется, не может не вызвать любопытства. А если он просто фантазирует? Да нет, вряд ли, иначе его бы уже давно раскусили и высмеяли. К моменту, когда я появился среди друзей, Рыжий Коля уже окончил свое повествование, но Здоровый Коль, сожалея о том, что я не услышал рассказа, приказывает Рыжему, повторить. Рыжий Коля безгранично рад, что его слушают, и глубоко польщен, что просят повторить рассказ заново. Никто не возражает, и не только потому что не хотят перечить авторитету Здорового, а еще и потому, что рассказ интересный, и требующий, как оказалось, серьезного подхода. Рыжий Коля начинает свой рассказ по новому:
— Ну, дело было сегодня на рынке у главного входа. Сидят там как вам известно всегда странные люди. Вот и сегодня, прохожу я мимо, а там сидят трое, двое дяденек и тетя. Один дядя вроде спал, другой тоже был с закрытыми глазами, но двигал в разные стороны головой. Подхожу к ним и спрашиваю у того, что головой вертит:
— Дяденька, а вы кто? — а он даже и не реагирует на мои слова. Я опять спрашиваю, а он опять ни слова не говорит. Потом мне тетя за него отвечает:
— Мальчик, отстань от него. Не видишь, дяденька — инопланетянин.
У меня аж мурашки по коже пробежали. Ух ты! — думаю, инопланетянин, да еще и настоящий!
— Инопланетянин, да? — недоверчиво переспрашиваю я.
— Ага, инопланетянин, а тот второй, и вовсе с Луны прилетел, — отвечает сонным голосом тетя, и показывает на второго дядю.
Ну, я как побежал оттуда! Вдруг бы они меня еще забрали? Дома маме рассказал, что инопланетян видел, но она мне кажется не очень поверила.
Так это пьяницы или бомжи, наверное, были? — предположил Длинный Сергей.
А кто такие бомжи? — спросил заинтересовано Рыжий Коля.
Ну, это разные грязные и неопрятные дяханы и тёхи, что пьют водку, пиво, одеколон и шампунь.
— Да, у них в руках бутылка была, — подтверждает Рыжий.
— Вот, оказывается как инопланетяне маскируются! — воскликнул Большой. — Вы представляйте, сколько их — настоящих инопланетян — среди нас?
Ребята опасливо переглянулись.
— Точно! — если уж инопланетяне и есть, то скорее всего они посылают своих разведчиков наблюдать за нами. А как им маскироваться, чтобы быть незаметным? Я думаю, что самое удобное — это выглядеть как бомжи. Посмотрите, ведь на них никто не обращает много внимания, другим они тоже не мешают. Ходят, бутылки сдают, а на самом деле, за нами следят, и еще наверняка людей воруют. Мне мама всегда говорит: — если вдруг будет кто из незнакомых взрослых звать, или на машине предлагать покататься, ты не ходи, а то заманят, заберут и убьют. — Наверное мама мне всей правды не говорит, может она меня просто пугать инопланетянами не хочет? Это ведь они детей маленьких воруют, и потом на свои планеты забирают…. — выдал длинную речь Барчук.
Барчук толстый, и неуклюжий, на голове у него огромная копна густых волос, и еще у него были огромные, словно две булочки толстые щеки. Когда его семья переехала в наш дом, и он впервые появился во дворе, над ним все смеялись, а Большой Коль даже ударил его, что бы подтвердить свой авторитет. Барчук авторитет Большого оспаривать не стал, просто убежал обратно домой, но потом вышел снова. Мы убедились в том, что он нормальный парень очень быстро. Сдружились, и приняли в свою компанию, а Большой даже извинился. Барчук был среди нас всех почти самым трусливым, но в остальном очень интересным другом, и не смотря на свою трусоватость, соглашался за компанию на самые невообразимые приключения. Однажды, мы даже лазали по старой стене на вышгороде. Ух, и натерпелся же я там страха…
Весть, принесенная Рыжим, настолько сильно захватила нас, что было понятно: сегодня ни в футбол, ни в войну, ни, тем более, в питу или казаков-разбойников мы играть не будем. Дальше ребята начали наперебой рассказывать разные истории об инопланетянах, а потом и просто страшилки про привидения, вампиров и гмориков. Так мы говорили и слушали друг друга часа два. Я ошибся, предположив сначала, что играть в войну мы не будем. Убегавший домой Большой, вернулся со своим любимым пистолетом, и вмешавшись в историю про Синего человека, рассказываемую Барчуком спросил:
— Ну, что? Не наговорились еще? Кто в мою команду пойдет?
Возражать никто не стал, обсудить подвиги Синего человека можно было и после. А сейчас нас собралось уже двенадцать человек, а это достаточно, что бы устроить хорошую войнушку.
Я попал в другую команду, вместе со мной оказался Длинный Сергей, Барчук, Шепелявик, Хрипатый и Дыня. Мы были «пришельцами». Команда Большого Коля была «спец подразделением». Обычно в «спец подразделении» играть всегда желающих было больше, и потом Большой предложил остальным решать этот вопрос считалкой. Вот так, «вышел месяц из тумана, вынул ножик из кармана, — Шепелявик, буду резать, буду бить — Хрипатый, все равно, т-е-б-е во-ДИТЬ! — Длинный Сергей.» Играли мы до тех пор, пока совсем не стемнело. Про настоящих инопланетян, виденных Рыжим Колей мы заговорили только на следующий день.
Стоял такой же теплый день, как и вчера. Мы сидели в беседке и рассматривали принесенное Длинным Сергеем домино. Небольшие деревянные бруски, покрашенные лаком были украшены разными дорожными знаками. Вместо точечек и дырочек, здесь были настоящие дорожные знаки. Некоторые я знал: такие как «кирпич» или «осторожно дети», но многие были незнакомыми, с разными стрелками и зигзагами, но это было не важно. Достаточно было лишь подобрать что бы картинки совпадали, и выкладывать один брусок к другому. Мы проиграли несколько конов, прежде чем во дворе появились незнакомцы. Их было двое. Грязная одежда, бородатые лица, у одного синяк под глазом. В руках у обоих черные пакеты для мусора. Незнакомцы вели себя без всякого стеснения, словно не замечая нас, они двинулись вдоль двора.
— Это и есть, бомжи — тихо, почти шепотом произнес Длинный Сергей, сгребая рукой «дорожные знаки».
Ой, а вот тот, это что с Луны прилетел… — подавленным от волнения голосом, произнес Рыжий Коля. Так в наш двор, вторглись настоящие, а не выдуманные пришельцы.
Значит, они наблюдать за нами пришли? — запищала Мелкая Анька. Ее слова, должно быть, ввергли бы нас в панику. Барчук уже готов был сигануть из беседки и бежать к забору соседнего двора, но ситуацию неожиданно спас Федик.
Этот пацан приходил к нам в гости с соседней улицы, вместе с Янусом. Их называли хулиганистыми, я так думаю, что сам Коль, должно быть, где-то побаивался их. Во всяком случае с их мнением он считался больше обычного. И Федик и Яанус были отлучены от ребят своего двора, совместными усилиями родителей. На соседней улице, пожалуй, не было ни одного мальчишки, с которым бы они не затевали драк. Понятно, что их отношение к другим не могло не волновать родителей, чьи дети возвращались домой с подбитыми глазами, рассеченными губами, сломанными игрушками, или вовсе без них. Вот и сейчас: Федик, по натуре всегда враждебно настроенный к разным незнакомцам и просто слабакам, вытащил откуда-то рогатку и, вложив в жгут камень, умелым движением натянул ее. Заряд поразил цель несколько не точно. Как я могу предполагать, Федик целился в голову или грудь пришельцу. Вряд ли он хотел попасть ему в мешок, перекинутый через плечо, однако камень попал именно туда. Послышался характерный звук бьющегося стекла. Инопланетяне остановились, и повернулись в нашу сторону. Вслед за Федиком расслабил свой жгут и Яанус. Второй камень пролетел мимо и ушел в сторону дома. Через мгновение послышался звон стекла, на сей раз оконного. Что тут началось! В беседке поднялась настоящая паника! Первым выскочил я, за мной, почти не отставая, бежал Барчук. Кто то позади кричал:
Пришельцы, пришельцы!
Другой голос, кажется, Мелкой Аньки, подхватывал:
Марсиане атакуют!
Уже с забора, оглядевшись, я увидел, как убегают в противоположную от нас сторону замаскировавшиеся под бомжей инопланетяне. Перемахнув в соседний двор, я заскочил в кусты, через миг рядом оказался и запыхавшийся Барчук. Вот показался Длинный Сергей, он перелез без особого труда. Однако за забором стало ясно: у кого-то появились трудности. Там пищала Мелкая Анька со своей подругой Наташкой. Они просили, чтобы их кто-нибудь подсадил. Помогал им лидер. Сначала Большой Коль подсадил Мелкую, потом помог Наташке. Стрелков видно не было, неужели они рискнули остаться в прикрытии? Через пару минут все наши ребята уже сидели в густых зарослях соседнего двора. И Хрипатый и неуклюжий Шепелявик, все были здесь, правда стрелки так и не появились. Как выяснилось позже, они никуда и не убегали, воспользовавшись паникой, они просто залегли в беседке. Как они говорили после:
— Если бы пришельцы сунулись к нам, мы защитили бы штаб, наградив их очередной порцией камней. После этого случая авторитет Большого Коля, наверное, обвалился бы, и ему пришлось бы восстанавливать его только изгнанием Федика и Януса с нашего двора, потому что они подняли в глазах остальных ребят большой авторитет. Теперь стало ясно, что в трудную минуту они способны не только отбирать красивые игрушки у своих, но, если понадобится, то защитить ребят даже от пришельцев из космоса. Спасло Большого Коля только то, что он помогал девченкам с перелезанием забора. Потом Коль часто рассказывал, какой он герой, и что побежал вслед за остальными из беседки, только потому, чтобы помочь девчонкам, мол он и сразу подумывал остаться оборонять беседку вместе с Янусом и Федиком.
Из разбитого окна в нашем доме так никто и не появился. В той квартире жила баба Шура, отличавшаяся от остальных соседей особенно скверным характером и излишней ворчливостью. Возмущаться она стала только на следующий день, когда вернулась с дачи, но никто в разбитом окне ей не признался, и разумеется, никто ничего из нас «не видел». Баба Шура пригрозила нам участковым и ушла к стекольщику.
Идея построить свой космический корабль пришла почти неожиданно, сама собой. В те дни мы практически каждый постоянно только и делали, что играли в «Спец отряд и пришельцев». Можно ли было это назвать игрой? Скорее нет, это была тренировка на случай реального вторжения, ведь угроза его теперь ощущалась довольно остро. На войне ведь так и бывает, сначала идут разведчики, а уж потом… Правда, разведка врага понесла небольшие потери, но кто мог гарантировать, что пришельцы не сунутся сюда вновь? Я сам играл попеременно, то в «спец отряде», то в команде «пришельцев», это зависело от того как выпадет конец считалки. Правда потом Большой Коль справедливо заметил, что такой хороший автомат как у меня, должен быть на вооружении только у землян, а поскольку отдавать играть с ним я не хотел даже под угрозой аргументов крепко сложенного кулака Колья, я стал играть за «спец отряд» постоянно. Моему примеру последовали и другие: Длинный Сергей, Барчук и даже сам Большой Коль уговорили-таки своих родителей на покупку солидного оружия. Теперь у Коля был дробовик, еще круче и больше, чем мой автомат; у Барчука появилась точная копия «уззи», а Длинный Сергей теперь нежно обнимал снайперскую винтовку. Про космический корабль первым заговорил опять Рыжий Коля.
Вообще, я думаю, что маленький Коля сильно страдает от того, что с ним из нашей компании никто не играет, и ему приходится довольствоваться лишь малышами, ковыряющимися в песочнице, да возможностью общения с Анькой. Ну, а кто захочет дружить с Анькой? Она ведь девчонка, а у них совсем другие понятия, да и вообще дурная она какая-то. Вот и теперь зачем-то выменяла у Барчука его пистолет, уж не знаю на что (ни она, ни Барчук об этом не говорят). Анька наивно думает, что теперь, когда у нее есть оружие, ее примут в проект глобальной защиты от вторжения из космоса. Ха-ха! Ну и глупы же девчонки! Пусть теперь с ней Барчук и играет, правда, мне кажется, что он как-то стесняется Аньки. Ну сам виноват, мог бы и не выменивать свой пистолет… А впрочем, возможно он сделал и правильно, зачем он ему теперь, когда мы строим космический корабль?
Идея, как я уже говорил, принадлежала Рыжему Коле, и поэтому его, посовещавшись, включили в проект по строительству. Даже смешно теперь наблюдать за ним. Сразу видно, Рыжий Коля стал счастлив и важен, ходит между других, даже что-то подсказывает, но чаще спрашивает. Говорит, что принесет для корабля детали. Детали, конечно, нам нужны, иначе какой получится без них корабль?
Свое предложение Рыжий Коля сделал не смело, дождался пока закончится очередной бой, и обратился к Большому, но так чтобы его слышали и остальные:
Ребята, а я вот тут подумал, вы в войну играете…
Глобальный проект защиты Земли от вторжения из космоса, — мгновенно поправил его Большой.
Ну да, я и говорю, в глобальный проект… а я вот думаю, что если нам построить космический корабль, настоящий, и отправиться на нем в дальние пространства, к чужим планетам, и увидеть там самих инопланетян, а?
Ребята стояли в нерешительности, по увлеченному голосу Рыжего Коли, было понятно, что говорит он искренне.
— Хэ, так как же мы корабль-то построим? — начал разрушать идею Хрипатый. — Нам ведь детали нужны будут, много деталей, и горючее. Посмотрите, вон государства какие, в космос корабли отправляют, и довольно редко, это ведь дорого как… А мы с вами, что можем мы?
— Да, что нам те государства? — поддержал идею Длинный Сергей — вон у них какие корабли навороченные, а мы с вами маленький такой кораблик построим! Вы только подумайте, ребята! МЫ — и в космосе! Ух как здорово! Если не сейчас, то когда после? Потом, вырастешь, уже не полетишь…
Эти слова казалось и подтолкнули нас к решению. Несколько часов мы только и обсуждали планы нашего полета, чертили карты и чертежи, думали где набрать нужные детали… Ближе к вечеру мы договорились, что завтра каждый из нас присмотрит дома что-нибудь нужное для корабля, спросит у родителей, и вынесет во двор. Потом подумаем, что нам будет нужно еще.
Закат уходящего дня мы встречали на море. Небо было ясное, и все ребята просто зачаровано смотрели, как огромный красный диск скрывается за горизонтом. Ветра не было, и ровная морская гладь каким-то образом передавала нам чувство грядущего полета. Это великое таинство будущих событий.
Встретились, как и было оговорено, утром, в девять часов. Идея полета на космическом корабле захватила всех, и каждый из нас добросовестно вынес полезные детали из своих квартир. Я принес старые сломанные часы с маятником, висевшие на стенке в первой комнате еще до моего рождения. Мама понимающе пожертвовала ими ради великой цели освоения космоса. Длинный Сергей принес больше всех. Он вытащил старые вещи своего дедушки из сарая. Чего тут только не было! И переднее крыло от «запорожца», и старый, полуразобранный осциллограф, и детали от допотопного слесарного станка, но, главное, Длинный Сергей принес доски. Много досок, и гвозди, а это было главное. Потому что корпус корабля мы решили соорудить именно деревянным, и уж потом обить его железом. Рыжий Коля приволок откуда-то ржавую дрель и пилу, Большой припер два порванных кресла, но обещал по возможности добыть еще. Хрипатый честно сознался, что из дома ему взять ничего не разрешили, а сарай практически пуст, но он все равно принес несколько штучек брикета. Шепелявик зачем-то принес старых солдатиков — буденновцев из красной пластмассы. Федик с Янусом принесли два ведра камней, на случай атаки в космосе, хотя Большой Коль и выразил сомнения в их пригодности в невесомости, однако камни выбрасывать не стали. Димас Ильченко просто принес большой пакет «калевской» жвачки, которую регулярно выносила с фабрики его мать. Дыня принес несколько стопок старых газет и журналов, как он усиленно утверждал, это были едва ли не самые важные компоненты в кораблестроительстве. Дело в том, как говорил Дыня, что газеты в полете можно будет и почитать, и сжечь, если возникнут трудности с топливом, или станет холодно. Еще он принес старую и немного порванную географическую карту и карту звездного неба. Остальные ребята тоже принесли разных более-менее нужных вещей. К десяти часам подошел последний желающий лететь в космос. Принесенных вещей накопилось много, однако было видно, что чего то все же не хватает. Кто-то предложил взять тачку и проехаться по чужим дворам в поисках выкинутых и никому не нужных вещей. К полудню в наш двор были свезены три старых телевизора, в одном из них отсутствовал кинескоп, но это никого не смутило. Также привезли две стиральные и одну швейную машинку. Дядя Леша из гаражей выдал на дело освоения космоса корпус от пришедшего в негодность двигателя от «жигулей» и подсказал, где лежит бесхозная газовая плита. К концу дня вещей и деталей набралось достаточно, и первая стадия подготовки к полету была выполнена успешно. Теперь нужно было собственно приступать к сборке корабля. На ночь все наши вещи были укрыты целлофаном. Это служило защитой от дождя и любопытных глаз посторонних. Хрипатый и Димас уговорили своих родителей разрешить им погулять аж до двенадцати часов ночи. Дав обещание, что взамен они исполнят любые требования родителей. Никто из нас не скрывал от домашних, что мы строим космический корабль, и родители отнеслись к идее с пониманием. По договоренности, рано в шесть утра я и Длинный Сергей должны были занять караул у места постройки и старта. Таким образом, без присмотра корабль оставался всего шесть часов, и вероятность того, что его разграбят за ночь, была ничтожной. И тем не менее, это чуть не произошло, правда уже утром. Я проспал, и в шесть часов только поднялся сам. Глянул в окно и мне представилась ужасающая картина: двое бомжей, но вероятнее всего замаскированных инопланетян, аккуратно исследовали прикрытые целлофановой пленкой вещи. Один из них отдернул край и засунул голову внутрь, другой оглядывался по сторонам. Я замер от испуга, но лишь на мгновение. В следующий момент из моего горла вырвался встревоженный крик, будивший дворовых собак, еще не проснувшихся птиц, и соседей:

— А-а-а! Тревога! Тревога, на наш планетодром напали! Вон, вон оттуда! Я сейчас родителей позову! — Инопланетяне сразу поняли, что я не шучу. Быстрыми шагами они направились к выходу из двора. Лишь тот, что лазил под пленку, на прощание погрозил мне кулаком и крикнул в ответ:

— Ах ты конь педальный! Что орешь-то? Уходим мы, уходим!

В недавно разбитым Янусом окне появилась голова сонной тети Шуры. Вначале она поддержала меня, обрушив ругань на непрошеных визитеров, обвиняя их в том, что они вытоптали ее грядки с луком. Она почему-то была убеждена, что это рук дела именно бомжей и ханыг, а не моих с Длинным Сергеем. Никто ее в этом не разубеждал. После того как инопланетяне скрылись, тетя Шура начала кричать на меня, за то что я разбудил весь двор, и вообще расту очень проблемным мальчиком. За это она в очередной раз пообещала нажаловаться моей маме и участковому.

Появился Длинный Сергей и сразу кинулся к планетодрому. В наказание за крики на улицу меня не выпустили. Но главную задачу — охрану планетодрома — я выполнил. Длинный Сергей провел время до девяти часов один, если не считать тети Шуры, которая принялась теперь ругать его, после того как я закрыл окно. На улицу я вышел только к двенадцати. К этому времени основной план корабля уже был утвержден, и его строительство кипело вовсю. Приходил участковый, осмотрел наш космический корабль, и успокоившись, что мы вовсе не замышляем хулиганства, дал пару дельных рекомендаций по строительству. И попросил, чтобы мы по возможности не мешали соседям. На его вопрос, откуда мы взяли все эти вещи, ребята честно сознались, что все было принесено из домов или со свалки.

— Ладно, как вернетесь со звезд, — сказал милиционер, — космический корабль разобрать, все отнести назад или выкинуть на помойку. Большой Коль искренне пообещал, что так оно непременно и будет.

После ухода участкового ребята, оценив ситуацию, решили обнести планетодром забором. Когда я вышел на улицу, половина забора уже была построена. Ограждение, конечно, нам действительно требовалось. Теперь оно служило хоть и небольшой, но все-таки гарантией как от очередных разведок со стороны инопланетян, так и лишнего любопытства тети Шуры и остальных соседей. Строительство корабля длилось целых три дня. Ребята попеременно дежурили до позднего вечера, охраняя планетодром, и вставали рано утром — продолжать нести пост, вплоть до того, как не придут остальные космонавты. Меня и Длинного Сергея в дежурство уже не ставили, каждый дежурил лишь по одному разу, либо утром либо вечером. Корабль оказался просто роскошным. По форме он напоминал обыкновенную ракету, какие обычно рисовали в детских журналах, только наша была кубической формы. Длинная, в три этажа. Самый первый был оборудован как моторное отделение, верхний служил навигационным отсеком, здесь стояло шесть кресел в два ряда и пульт управления полетом. Так как желающих лететь было много, решили второй этаж оборудовать для пассажиров. Здесь мы установили еще четыре скамейки, как раз вдоль стенок кораблей. Теперь мест хватало всем, где кто будет лететь. Чтобы никому не было обидно, традиционно решили по считалке: «вышел месяц из тумана… Длинный Сергей — основной штурман, вынул ножик из кармана — Барчук — радист, буду резать, буду бить — Дыня ответственный за карту звездного неба, все равно те-бе во-ДИТЬ — я борт инженер». Большой Коль занял место командира, вне считалки. Место командира ему было уготовано как само собой разумеющееся, еще в самом начале строительства корабля. Шестым, вместе с нами в навигационном отсеке полетит Рыжий Коля. В общем-то именно ему мы были обязаны самой идеей путешествия в космос, как, впрочем, и усиленным тренировкам по глобальной обороне от вторжения пришельцев. Янус и Федик согласились лететь вместе с пассажирами без долгих препирательств. Дыня смог легко убедить их, что настоящим и опытным стрелкам место как раз среди пассажиров, так как именно им предстоит в случае чего защищать других пассажиров от злобных инопланетян. На второй этаж подняли и оба ведра с камнями.

Металлом корабль обшивать полностью не стали: во-первых, самого железа пригодного для обшивки корабля, как выяснилось, оказалось не так уж и много. И поэтому обтянули лишь крышу, как наиболее подверженную трению, оставшиеся куски железа, металла и жести постарались использовать равномерно со всех сторон корабля. Старт был намечен на полдевятого утра, в воскресенье. Осталось сделать последние приготовления и запастись провизией. Мелкая Анька разумно предложила, что каждый пусть сам возьмет себе продуктов из дома столько, сколько посчитает нужным, ведь вкусы и запросы у всех нас разные. Со скафандрами у нас была проблема, вернее, ни скафандров, ни космических костюмов попросту не было. Достать все космическое снаряжение действительно оказалось проблемой неразрешимой, а так как в космосе может быть всякое, решили одеться потеплее. Договорились, что каждый оденется по зимнему, это ведь ничего, что сейчас лето. Жарко ведь, ни холодно, а в космосе, пойди разбери — лето или зима… Димас Ильчинко притащил кучу надутых шариков и прозрачных пакетов. По его признанию, он видел как таким образом готовился к полету на Луну один мальчишка в старом фильме. Мальчишка тот очень резонно подошел к проблеме кислорода. По рассказам Димаса, тот космонавт из фильма говорил:

«Вот станет нечем дышать на Луне, я один пакет возьму, открою, и сделаю вдох.»

Мы конечно понадеялись, что в космосе у нас все же проблем таких, как рисовал герой старого фильма, не случиться, однако пакеты, принесенные Димасом, взяли, а шарики, из-за дефецита места внутри, решили прикрепить снаружи корабля. Авось не сорвет… Насчет вооружения решили поступить хитро. Наиболее действенным средством против инопланетян у нас в наличии были лишь рогатки Федика и Яануса, но для психологического эффекта мы взяли на борт и автоматы, стреляющие пластиковыми пульками. Автоматы — оно перед пришельцами как-то солиднее будет… а, в случае чего, стрелять начнем из рогаток.

Итак, взлет. Мы все ждали этого дня. Кое-кто даже пригласил своих родителей: посмотреть, как мы улетим.

Все на своих местах. Мелкая Анька зачем-то приперла с собой собаку.

— Ну пожалуйста, пусть Аргон полетит вместе с нами, он хороший. Он тоже очень хочет в космос. Аргон — умная, небольшого роста дворняга — смотрел на нас печальными глазами.

— Он и защитит нас в случае чего от инопланетян… — продолжала Анька, — ну возьмите его тоже…

— Ладно, пусть летит, — после короткой паузы решил Большой.

— Проверить двигатели! — отдает с волнением в голосе командир.

— Двигатели проверены! — отвечаю я.

— Подключить основные турбины!

— Есть, командир! — рапортует Длинный Сергей. — Основные турбины приведены в действие.

Корабль оглашает сильный гул турбин. Все вокруг вибрирует. Ох, какой душещипательный момент! За иллюминаторами видно, как суетятся и бегают вокруг планетодрома наши родители и возбужденно дают нам знаки. Мы счастливы! У нас хорошие родители, любимый город и друзья, на которых можно положиться.

— Отстегнуть первую ступень!

— Первую ступень отстегнули! — отвечаю я.

— Отстегнуть вторую ступень!

— Готово, командир!

— Отстегнуть последнюю, третью ступень!

За окном видно, как папа Димаса пытается перелезть через заборчик, отделяющий наш двор от планетодрома, но поздно, уже слишком поздно. Сквозь гул двигателей слышно, как на втором этаже закатывается от смеха Димас.

— Третья ступень отошла успешно!

— Старт!

Корабль тряхнуло, и вибрация прекратилась. Вот это здорово! Медленно, словно в начале запуска аттракциона, начинают ползти и постепенно разгонятся карусели, наш корабль набирает высоту.

— Неси меня, под облака, а если можешь, то выше крыши! -восторженно кричал Димас. Наш корабль действительно пополз вдоль этажей, вверх. Второй, третий, четвертый, пятый, вот, вот и крыша! Макушки деревьев и крыши других, соседних домов… Люди внизу стали совсем маленькими, они суетились и бегали по двору во все стороны.

— Ну, что? Что теперь, куда полетим? — задыхающимся от восторга голосом выкрикнул Большой Коль.

— Полетим, полетим в сторону центра города! — ответил не менее счастливый Дыня. Длинный Сергей натянул штурвал. С земли наш корабль казался не больше чем крупная птица, зато город лежал перед нами словно маленькие бруски домино с картинками дорожных знаков на столе в беседке.

— Давайте еще наберем высоту! — предложил Большой.

Корабль поднялся еще выше. Отсюда город был виден от окраин и до окраин.

— Ой, как здорово! Какое небо красивое, а море какое! — кричали со второго уровня.

Снизив высоту, мы приблизились к центральной части города. Вот и Вышгород. Высокая средневековая крепостная стена теперь лежала под нами беспомощной и казалась игрушечной, как, впрочем, и башни, и старинный замок Тоомпеа. Вот подле нас и ратушная площадь. Внизу на булыжной мостовой останавливаются люди и машут нам руками. Кажется сам Вана Томас с флюгера помахивает нам своим флажком… Мы снижаемся, чтобы ответить на приветствие горожан, и помахать им в ответ, но долго оставаться здесь мы не можем, пора лететь дальше. Вот и центр города. Гостиница «Виру», простирающаяся перед нами во все свои двадцать два этажа; подлетаем и зависаем на уровне самых верхних. В окнах недоумевающие туристы. Что-то орущие на финском языке женщины. Мы летим дальше. Вот и второй небоскреб: гостиница «Олимпия». Мы выше, выше самой большой гостиницы! Выше крыши! Делаем петлю вокруг и направляемся в сторону сказочно и необыкновенно блестящего в лучах солнца моря. Вот где-то внизу совсем маленькая «Русалка», а вот и залив! Тут тихо и свободно! Даже чайки, парящие, как нам казалось, очень высоко в небе, теперь оказались внизу.

— Выходим в космос, набираем высоту! — восторженно кричит Большой.

Город и море скрываются от нас за облаками, мы устремляемся все выше и выше!

Космос, мы всегда представляли его иначе. Здесь было невообразимо просторно, а звезды сияли гораздо ярче, чем это казалось на Земле. Нам предстояло посетить множество миров. Инопланетян мы так и не встретили, наверное их тут и не было, возможно, они уже все превратились в обыкновенных бомжей на нашей планете… Наш полет длился несколько месяцев, а вечером каждого из нас дома ждали любящие родители, теплый и до необыкновения вкусный ужин, и мягкие постели.

Завтра мы полетим снова! Как показал первый полет, Вселенная слишком большая, чтобы ее можно было облететь за раз. Завтра мы полетим, наверное, на пару лет…

10.09.2000

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *