Доктор Мордрид и Билли Батгейт, — мои неожиданные помощники.

Доктор Мордрид и Билли Батгейт, — мои неожиданные помощники.

222Надо признать, я весьма сентиментален.

Сегодня завернул финальный винт в давно начатую работу. Было это, ровно 20 лет назад. Ну, ли чуть больше…

В нашем районе сгорел видеопрокат. После пожара, много, никому не нужных оплавленных кассет валялись там просто во дворе. Люди шли мимо, качали головой, мол сколько вот добра было, а теперь не нужно это всё никому. Попадались правда, и совсем немного оплавленные корпуса и их разобрали еще до моего прихода.

— Ничего, — говорили мне, — подпилим немного подчистим шкуркой вот здесь и здесь, и вставим.

Я позавидывал счастливцами и ушёл домой. Но там, меня осенило, — а что если, сильно оплавленные кассеты, сгодятся тоже? С наступлением сумерек, я вернулся к прокату, и собрал всех «погорельцев». В подвале у меня хранилась тачка, и с ней я сделал несколько ходок от проката, и до подвала. После, с братом, подсчитали, — кассет было чуть больше трёх сотен.

Младший брат, ожидал, что я честно поделюсь с ним наживой, и я так и сделал. Оно и правда, стоило того.

Судите сами, — аккуратно расколов корпус, мы извлекали оттуда катушки с плёнкой, а на каждом, по два фильма! Катушки иногда страдали от плавления, но чаще, даже такие, подходили, чтобы вставить их в обычный корпус.

Так, в середине девяностых, мы стали неожиданными обладателями целой видеотеки! Конечно, наши собственные коллеции с братом, к тому моменту были тоже не малы, но сразу получить 300 кассет и 600 фильмов, — согласитесь, было круто. Мне в 1994-м, было двадцать, а брату 11 лет.  Но киноманьяком он был почище меня.

Утром следующего дня, перед прокатом можно было наблюдать разочарованных киношников, ухвативших в самом начале мало плавленые кассеты, — они тоже поняли, что пленка внутри корпусов, пригодная, но вернувшись слишком поздно, нашли, что кассеты разобрали подчистую.

В свободное время, и при желании посмотреть что-то новенькое, мы взламывали очередной горелый корпус, извлекали катушку с пленкой, — вторая, как правило была полностью расплавлена. Корпус, выбрасывали, а пленку переставляли в один из свободных корпусов своей коллекции фильмов. Подклеивали. Не редко было, что начало пленки, тоже претерпело перегрев, и приходилось часть фильма, минут 5 или 15 отматывать и выбрасывать, пока не добирались до неповрежденных метров.

Посмотрели кино, и катушку завернули в газетку. Сверху подписали, что там и как. Какие фильмы, какое качество и т.д.

Бывало так, что при записи на кассету, нам не хватало нескольких минут, и тогда. Мы брали и подклеивали плёнку от «пожарных». Записывали что надо, до конца. Научились особому методу подклейки, при котором, головка магнитофона не катает «рубец».

При желании, в трехчасовую кассету можно уместить 52 минуты плёнки, но тогда, она становиться слишком тяжелой для магнитофона, и перематывает он ее на самых низких скоростях. Лучше не нагружать.

Я даже стал специалистом по подклейкам, и в прокатах, меня просили починить ту или иную кассету, или записать кому-то нужный фильм, большмй чем позволяла кассета.  Деталей для них, у меня, конечно, хватало всяких.

Корпус для специальных просмотров у меня был один, — заворачивал его на центральный паз одним шурупом. Вполне достаточно. Чтобы быстро раскрутить, и кассету вполне держит. Изначально, в корпусе том была компановка лент: «Доктор Мордрид» и «Билли Батгейт». Завернул ту плёнку и убрал в чехол.

По газетам, в которые мы оборачивали наши пленки, можно установить дату, что с корпуса колупали мы, где-то до июня 1996-го.

До эпохи интернета. Оставалось совсем ничего. Стали появляться возможности смотреть фильмы на DVD, ли компьютере, скаченные из Сети. Кассеты, перестали быть актуальными. Но у нас имелись такие ленты, которые сейчас – редкость. В Интернете фильмы или на закрытых трекерах, или так никем оцифрованы не были. Большинство же моих кассет, — теперь не представляют никакой ценности для других, но для меня это память со определенными событиями в жизни и людьми… Я не спешу от них избавиться.

И наоборот, те пленки, постепенно, фильмом за фильмом, мы подклевали к лицензионным, где места оставалось еще на полтора-два часа. Таким образом, приютили почти всё. Но это в своболное время. И лет на десять. А то и больше, я оставил сей труд. Появились заботы важней.

Сегодня, первого мая, 2016 года, я вкрутил последний болт в свою легендарную кассету, под номером 123, — возвращая в родной корпус Доктора Мордрида и Билли Батгейта. Больше плёнок в сиротливых свёртках не осталась. Этот конец долгой и оставивший добрый след в моей жизни истории я подвёл к концу.

Новые времена, и технологии, позволяют работать в обласи кино дальше. И я активно этим занимаюсь.

Я не говорю, своим старым видеокассетам, — «прощай», но «до свидания»! Буду возвращаться к вам время от времени только для просмотра, и вряд ли лезть теперь внутрь, в вашу плёночную душу. Среди вас, еще так много всякого интересного и редкого! Некоторые записи еще ждут, чтобы их оцифровали и сделали рип, который начнёт свою собственную жизнь на просторах Сети, и жёстких дисках незнакомых мне кинолюбителей.

Андрей Лагута

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *