Творцы Миров: Подшипники Судьбы

Творцы Миров: Подшипники Судьбы

Ты спрашивал, с чего всё началось? Откуда мне, кот подери, это знать? Я отвечу, как смогу. Мы ожидали контакта тысячи лет.

С кем? Кто Они? Злые пожиратели ресурсов или дарующие знания? Мы сняли сотни фильмов и написали еще больше разных книг: комедии и ужасы, всё вместе. В конец, никто не тешил себя иллюзиями, потому что, страх и тревоги продаются лучше. Но прав, хоть и не во всём был тот, кто посмеялся: — если пришельцам нужна Земля, они прежде отравят нас газом или какой-то хренью с дальних орбит, да так, что не поможет никакая техника и наши стэлсы, а если захотят просто поговорить, то наладят радиосвязь.

Заход оказался иным. Его и заметили не сразу. Нас обстреляли. Обстреляли из какой-то космической аркебузы, дробью. Это был 1996 год. Первый залп пришёлся в Тихий океан. Поблизости никаких островов, и удар остался незамеченным никем, кроме может быть, каких-то станций слежений. Об этом не говорили.

Второй удар прилетел десятью годами позже, и угодил в якутскую непроходимость. Ядра просто утонули в снегах, а может быть, увязли в болоте. Никто не стал искать. И мы опять смолчали. Стоял 2006-й.

Всё решил третий удар. По Африке. Ядра высыпались гроздьями вблизи Камомы. Ты знаешь, где эта долбаная Камома? Она даже в электронных картах не отмечена. Глухая деревушка в несколько дворов в центральной Намибии. Август 2021 года. Через соломенную крышу влетел шарик, грузило, донка круглая. Пробила глиняный столик и встряла в пол. Нашли его только утром. Непонятным сигналом свыше, хозяин лачуги был встревожен. Вышел во двор, осмотрел хозяйство, и после, неподалеку нашёл еще четыре таких же шарика. Остальные, свалились где-то рядом, от тех мест. Их искали сильно позже и уже другие люди. Что нашли, а что нет, правды не добьёшься. Только множество версий и инсинуаций. Нам известно точно лишь о первичной находке. Хозяин рассказал на допросах и перед тем, как при потере сознания впал в кому. Шарики к тому моменту были удачно реализованы. Так что, первично артефакты ушли в наш Мир, по пяти линиям.

Нет, тебе правда интересно, куда? А в поисковик, по запросу «Контакт в Камоме», или там, ну скажем, «намибийские дробины», не пытался искать? Не судьба?

Ладно-ладно, шучу. Слушай дальше. Пути принято считать, по первичным, очагам: Американский в Монтевидео, Африканский в Йоханнесбурге, Европейский в Анкламе, Азиатский в Гуанчжоу, и Российский в Санкт-Петербурге. Ещё, имелся очаг в Вингхуке. Довольно спорное утверждение. Остановился он быстро, да и был то невелик: человек двадцать. Случайные люди, перекупщики, кто имел контакт. Тронули шарики при любопытстве, отложили, передали от менялы к последнему продавцу сувениров, вот и вся цепочка. Тот, кто обнаружил кругляшки первым, просто отнес их к скупщику сувениров. Наплёл историю, что шарики могут летать, не вдаваясь в подробности, для своего же блага. И хоть благо получилось недолгим и хрупким, шарики он эти выменял на тот момент, как ему казалось удачно.

Наша ветвь, питерская. Ненужный, но и не дорогой намибийский сувенир, привёз из командировки отец Толика Кравцова, из третьего «Б». Толик понёс его зачем-то в школу, там шарик ушёл гулять по рукам… В итоге, подобрал его я, когда вычищал парты под компьютерами. Ничего особенного, шарик и шарик. Я же говорил, — донка, грузило быть может. Скинул в карман. Не выбросил, и принес в итоге домой. Вспомнил о нём уже там, покатал по ладоням и поставил на полку с коллекциями машинок от отечественного автопрома. Есть у меня такое хобби, — машинки собираю. Так, предмет из других миров, покатился по днищу жёлтого кузова игрушечного МАЗа, выпущенного еще в середине восьмидесятых. Редкая теперь модель…

Завертелся он, — шарик конечно, — я ведь сейчас про него говорю, а не про машинки, уже в эту ночь. В моём сне.

Перед этим, мы с Катей, ещё поговорили о нашем летнем путешествии в Таллин, и о том, что посмотреть успели далеко не всё, о чём читали ещё в Питере.

Сон случился как продолжение. Я гулял в нём по знакомым маршрутам, зашёл в какой-то бар, после, оказался в музее, и даже поздоровался с Городским Стражником, аниматором, работающем на основной площади в средневековом костюме. Кати в моём сне, почему-то не было. Зато, имелась какая-то беготня, и поиск пропавшего вдруг чемодана. Стражник, посоветовал спросить его на рецепшене, хотя сказал, непривычно и как-то старомодно:

« — У дежурной внизу». На том, сон и окончился. Чемодан я найти не успел и Катю в том сне, так и не встретил. Осторожно, чтобы не разбудить, перелез через неё и отправился в туалет. Будильник на часах, заиграл как раз, на обратном пути. Встаём мы с женой в одно время.

Ах, я же говорил, что шарик ночью работал? Он и работал! Только этого сразу и не понять. Читал информацию из кузова маленького самосвала. И это абсолютно верно, потому что, на следующую ночь, меня ждал невероятный и страшный сюрприз.

Я открыл глаза в нашем с Катей номере таллинской гостиницы на улице Вене! Светло, день. В окна яркий свет. Как так? Поднялся. Сном это никак быть не могло. Картинка чёткая, реальная. Воздух свежий. Сомнений быть не могло. На стене всё тот же календарь. Месяц июль. Июль! Как так, ведь у нас в школе давно конец сентября. Переместился во времени и пространстве в отпускное лето? Оно и не плохо еще раз отдохнуть, но Катя! Но как же всё остальное??? Тревожно мне! Посмотрел в шкаф. Чемодана нашего нет! А всё остальное, на месте. И документы и карточки, и налик. Тронул дверь, в коридоре пустота. Снизу негромкое радио. Спустился. Да, радио играет, и песенка вроде знакомая и уже с лета позабытая, на эстонском, а рецепшен пуст. Вот, мать его! Шагнул на улицу, и тут никого.

Так, не реальность это! Не может быть все так! Один в пустом Таллине! Да и каким способом? Мне бы закричать, побежать отсюда в центр. Может утро ещё, и город не успел проснуться? Вон, машины то стоят по обочинам… Но я отчего-то побежал в другую сторону, к Ратушной площади. Дорогу эту с Катей, ещё тогда, мы изучили хорошо. Да и дорога ли то? Метров сто, от силы. Посмотрел на руки. Говорят, легко проверить. Если спишь, ладони никогда не увидишь.  Ладони имелись, как и остальные части меня любимого. И ноги конечно, тоже. Я бежал! Именно бежал, а не плыл вдоль земли, как это часто бывает во сне. С чувством, так бежал, и даже споткнулся, но удержался и продолжил путь. И тут, на площади, обычно многолюдной, никого! Почти… В самом центре спокойно стоял Городской Стражник.

— Вана Тоомас, привет! – крикнул ему я.

Именно так и представился он мне в минувшее лето.

— Сергей. Я тебя конечно знаю. – спокойно ответил ряженный в средневековый костюм аниматор. Хотя, помню, тогда, жаловался нам, что людей каждый день столь много, что не упомнить тех, кто возвращается назад.

— Слушай, брат! Что тут происходит? Где все? – в отличии от Тоомаса, мой голос выдавал волнение.

Стражник улыбнулся.

— Ты это, ты погоди, — мотнул он слегка алебардой. – видишь это всё?

— Ну…

— Это не тот Таллин, понимаешь?

— Как это?

— Спишь ты. Всё что видишь, это выдуманная реальность, включая меня.

— Эй, что ты… — опешил я.

— Сейчас шанс удобный поговорить. Я твой внутренний голос, а сон не простой, как ты убедился. В общем, слушай. Прошлым днём, ты шарик из школы принёс. Этот шарик не из твоего мира, — выражение и голос у Стражника был вполне серьезным, не шутливым. – Дотронулся, он информацию о тебе и считал, а ночью сон твой посмотрел, и на другой день дополнил воспоминаниями, ну и создал этот город. Вернее, ты его и создал. Теперь это твой мир на время сна, а я буду тебе помогать.

— Да, ну, к фигням собачим… — отступил я.

— Не-не, ты подожди. Тут дело такое… Хочешь ты или нет, а это теперь твой мир. Пока спишь, конечно…

— Значит, я тут не на всегда встрял?

— Навсегда и не на всегда. Проснёшься и попадёшь к себе, где уснул, а уснешь опять, вернешься именно сюда. Вторая реальность, взамен видеть прежние обычные сны. И более того…

Я остановил его разговор, сильно подпрыгнув и притопнув ногами. Затем крикнул, в надежде проснуться, и тут же укусил себя за руку. Не помогло. Все эффекты, и ощущения, как в жизни. Стражник, продолжил:

— Да, подожди же, говорю… Это ни так нужно делать.

— А как?

— Вначале послушай, что скажу, потом, хоть запрыгайся, — обиделся он. – Шарик, дарит возможность создать свою Вселенную. Просто так, без особых, как видишь стараний. Это теперь твой мир, и ты его бог. Что захочешь, то создашь, а вот разрушить созданное, тяжелей. Нет, ну отдельные предметы, или планеты, это легко, а саму Вселенную, не в твоих силах. Да и зачем… Шарик это ключ к собственному пониманию, к диалогу со мной. Я, ну, — он сделал короткую паузу, видимо подбирал нужное слово, — считай, подсознание.

Стражник наконец улыбнулся. Мир создан по твоему последнему сну, но ты можешь его изменять, дополнять, делать каким захочешь. Это мир твоих желаний и понимания как всё должно быть. Подумай только и создашь, например, остальных людей, или роботов, или… Чего там ещё тебе взбредёт.

Меня пробрал озноб. Сглотнул ком. Бежать бы, да куда? Некуда улизнуть из собственной реальности, которая поймала в капкан.

— Да, ладно. Вижу, совсем тебе нехорошо. Испугал я тебя, — Стражник тронул свой здоровый железный шлем на голове. – Сделаем так. Основные правила ты уже знаешь. Сейчас отпущу тебя. Там, ты хорошо подумай, успокойся, а когда вернешься, то понемногу станешь осваиваться. Иди, ищи свой чемодан.

Мир сна, будто кровь от висков отхлынул, растопился. Я открыл глаза. Лежу в постели. Рядом Катя. Ночь.

Поход в туалет, и будильник, как прошлый раз. Я не мог успокоиться, С Катей почти не говорил. Тревога, очевидно, передалась и ей. Завёз жену на работу, в музей, а сам отправился в школу. Колотилось сердце. Надо бы больничный взять… Но не взял. И глубоко правильно сделал. Потому что, был я такой болезный ни один.

— Сергей Николаевич, беда! Инфекция какая-то. Половина третьего «Б», да и из других классов дети в школу не явились.

В словах учительницы по пению, я услышал лёгкую иронию. Ей то всегда тяжело, на своих уроках.

— Да, что вы, Татьяна Георгиевна! – разволновался новости я, сопоставляя факты и виденное ночью. Не дай бог, если дети, кто держал шарик, застрянут так и не проснувшись, или чего доброго, не смогут договориться с собственными, хм… ну, пусть будет — «стражниками»…

Не буду мучать вас скучной бытовухой рабочей моей атмосферы этого дня, хотя, не такая уж она для меня была скучной, и перескочу сразу на вечер. За несколько часов, у меня было время успокоиться, и принять ситуацию как есть. В конце то концов, горя не было, имелось что-то новое, и непонятное. Какая-то, будто халявно скачанная в мозги игра, оказавшаяся вдобавок ещё и вирусом, но не шибко вроде бы опасным. Я закрыл глаза, зная что увижу сейчас.

Номер в гостинце, календарь за июнь, дверь, пустой коридор, безлюдный город. Дошёл до площади.

— Привет, Страж!

— Привет! Как день? – ответило подсознание.

— Какой именно?

— Ну…

— А, в школе? В школе говорят, эпидемия.

— Ничего, там возможно разберутся. –махнул он рукой.

Руки у Стражника в чёрных шерстяных перчатках, но кончики на них срезаны, так что торчат пальцы и ногти.

— Чего тебе тут не хватает, есть мысли?

Я огляделся.

— Людей?

— Возможно. – Вана Тоомас пожал плечами, — решать тебе.

Кто-то крикнул со спины. Позвал на чужом языке. Я обернулся. С улочки на площадь потянулась группа китайцев, ведомая экскурсоводом. На груди у неё, красовалась синяя табличка. Я перевел взгляд на Стража. Он улыбался. Мимо проехали велосипедисты.

— Видишь, как всё просто! Теперь, посмотри туда: он указал в небо. Может быть, облаков?

Над нами простиралась бездонная синь.

— Да, облака! Они придут немного погодя. – ответил я, начиная осваивать новый внутренний инструмент создавая реальность. Потом, вспомнил кратко о планетарной системе и звёздном небе. Никаких подробностей. Пусть они будут.

— Хорошо, кивнут Страж. Ну, а за городскими стенами, там то, что?

— А там, всё как у нас.

— Я рад, что к шарику прикоснулся ни психопат, — подытожил Тоомас. – Позови когда надо. Время просыпаться, назначть себе сам. Оно тут всё твоё. Но не увлекайся. Злоупотреблять не советую.

Я отступил.

— И, да… Найди свой чемодан.

Катя толкнула в бок.

— Серёжа, ты устаёшь.

— А? Чего? – ляпнул я спросонья.

— Будильник не слышишь. Давай вставать.

***

Школа бурлила. Вернулись некоторые ученики, полные ночных впечатлений. На переменах, успокоить невозможно. Вокруг рассказчиков толпы. И мне безумно интересно, но времени нет. Я думал, как бы вернуться из , Таллина в Свой Питер. Ведь раз Мой мир не ограничен этим городом минувшего и вернувшегося в ночное время отпуска, то в родном городе станет ещё интереснее. Вернее, я смогу сделать Свой город, круче. Да что там, город! Всю Свою страну…

Привыкнуть к переключениям между двух миров, не оказалось сложным. Дело лишь нескольких ночей.

— Хорошо, ответил Стражник. Поедешь в Питер? Я буду неподалёку тогда. Позови, когда надо. А город, он посмотрел по сторонам площади, да и вообще этот Мир, нормально так подключился. Я доволен. Живёт по правилам.

Перед тем, как покинуть площадь, мы зашли с Тоомасом в ресторанчик. Над входом, три чёрные буквы в оранжевой световой окантовке: “Rae”, — звучит почти как Рай. К слову сказать, свой «Ад» тут тоже имеется. В двух кварталах подземельный пивной кабак, с хлёстким названием «Põrgu». Но мы кушали в «Раю» запечёную утку и выпили по кружки чая. От пива, Тоомас отказался сразу и наотрез.

Я не слишком тебе быстро рассказываю? Хочу добраться скорее до сути. До самого интересного, но и вот эти факты просто так в стороне не оставишь. В общем, купил я билеты на автобус ночным рейсом на Питер. И уснул уже в салоне, просыпаясь одновременно в нашем мире, который от Моего, отличается на самом деле, малым.

Утро. Сбор на работу. И тут, я пожалел. Нет, не о принятом решении жить в Своем мире, особо не выделяясь и поступать как обычный человек, а не бог создавший тут всё по образу и подобию оригинала. Да, в общем то, и качать права, в плагиатном месте, не принято, а переделывать в нечто по-настоящему уникальное, нет много времени, да и желания рушить все эти жизни людей вокруг… Пожалел я о другом. Ну, на кой мне этот Питер ещё и тут, если имеется прекрасная возможность путешествовать бесплатно? Знай себе, пополняй карточку, рисуя в воображении нужные цифры. Так что, на следующую ночь, я сманеврировал. В Своём мире, мы стояли на границе в городе Нарве. По салону прошёл пограничник, собрал паспорта.

— Давайте быстрее! – приказал ему я.

Пограничник, посмотрел мне в глаза. Кивнул, и действительно, почти тут же вернулся назад. Вернул документы с нужными печатями. Багаж я не хотел, чтобы смотрели. Просто, экономии времени ради. Да, и чего там смотреть? Быстро прошли и российскую сторону. Надо будет в будущем подумать, как бы эти проверки и вовсе отменить. Может, границы убрать? Мысль не плохая, но думать о деталях сейчас не хотелось. Оставил пока на самотёк.

— Можно выйти в Кингисеппе? – запросил я водителя.

— На вокзале?

— Допустим.

Водитель не стал возражать. А я выдумал себе на месте машину с автопилотом и двигателем на магнитном поле. Назвал её, «Победа М», цвет серебристый. Номерных знаков не требуется. И так, беспокойства она на радарах наведёт. Нас не догонят! Это я понимал точно и ясно. Минут десять, и я дома. Внутри никаких болтанок и встрясок. Всё очень плавно, в отличии от снаружи… Машина зависла на уровне третьего этажа, став перед этим невидимой. Всегда под рукой, и не заметно. Скажи, неплохо, правда? Все-таки, я крутой бог!

Продолжение следует…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *